Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Deetz

(no subject)

/020 — похоронный

Descend Into Despair выпустили объемный, выпуклый альбом. Качественные неровности достигаются локальными вмешательствами в режиссуру вокала и космогенизирующими электронными инкрустациями. Внезапно, вероятно, лучшее в этом году.

Drown в 2019 ведут себя странно, буквально перепрыгивая с перегруза педальнобочковой драммашины на каноничный дум. Это, впрочем, позволяет им вольготно чувствовать себя и во многом другом. Поэлементной структуре, к примеру. Аккордеоклавишные и шепот. Неадекватные гитары. Искаженный звук. Есть что-то тревожное и беспокоящее. Странный недоавангард. Любопытный. Все время что-то происходит. Или норовит. В 2020 сохраняется следующая за альбомом 2019 года нумерация треков, а исковерканная авант-бесноватость пропадает и становится очень скучно.

Gospel of Death очень мягкие и вкрадчивые, почти колыбель, то вангелисоподобный эмбиент, то утяжеляясь до фьюнерала, как он есть — крепкий релиз без откровений.

Grimirg выступили чуть слабже, чем в 2016, не так интересно и без женского вокала, но можно.

Хтонический эхогенный релиз получился у Imperceptum, не такой железобетонный и линейный, как прежде, более зефирный.

Khazad Dum не гномий метал, и не орочий, не гоблинский. Сравнивая с тем же Summoning в 06. И уж точно никак не фьюнерал. Скорее, балрог-метал. Тем и берет.

Лофайный raw metal от Noctu не самый быстрый и не самый скучный, все же итальянцы, которые никогда не подводят. Оба полноформатника достойные и многослойные.

Oakmord — морд? Lustmord? — солидный методичный funeral doom, ничего особенного.

После очень живой, динамичной и разнообразной — даже с действительной претензией на оркестрование! — пластинки в 2003 (тройной восклицательный знак, но пусть этот временной промежуток вас не пугает, без дела-то они не сидели) дуплет 2020 у The Funeral Orchestra не настолько крут, но не смеется и свое дело делает. Ощущения подсказывают что это заглядывание в ритуалистичность похорон с какого-то другого края. Хотя и звучит все это как-то до неприличия знакомо. На Apocalyptic Plague Ritual MMXX. А вот Negative Envocation Rites гудроновый чернушно-тремольный, почти живой, почти динамичный и почти разнообразный.

UDOM это UDOM.

Tetrad от Toward Darkness даёт звонкий дез-дум с минимальной программой одного фьюнерал-трека в финале.

Hellish Form гравирует сажевой чернушностью блэковатых тремоло вполне дроновую стену непроницаемого риффа, да и вопли вокалиста тоже откуда-то из блэка.

Hiljaisuus Vajoaa скорее дум, приличный такой, чинный.

Пластинка Kostas Panagiotu чем-то напоминает цыганскую свадьбу. Да еще и записана ужасно. Тем не менее, синты, орган (если даже искусственный!), хор и одинокий диджейский скрэтч в нашем негласном и антиспортивном соревновании выводит Chamber of Isolation если не на первое, то как минимум на второе место, настолько прикольно получилось. Если допустить, что это фьюнерал. А это — нет. Так, местами.

По-хрестоматийному образцово-показательный релиз у Apathetic. На первом треке есть даже протосс-целестиальные блестки чего-то электрического. Их бы по всему альбому рассыпать, эх.

У Aphonic Threnody все дело в преобладании дум-деза над чем-либо еще.

Artamentus леп и пригож. Эдакий wraith-like фьюнерал со странной эпичностью. Общее внутреннее устройство альбомов, конструкция треков, архитектура вокала и перекрестные отзвуки из соседних стилей максимально насыщают опыт прослушивания. Даже катарсиальное ускорение в финале не портит ничего, а именно что закрывает альбом — последующим пароксизмом успокоения и меланхолии.

За счет сплетения чистого вокала и гроула Eye of Solitude придумали годную пластинку, больше напоминающую дум.

В 2018 Fordomth пристойно сработал на два голоса. А в 2020 взяли и сплюнули звонким дезом.

Frowning без шансов по канону топят всех и вся в пучине скорби и печали.

Через размашистую эклектику Great Cold Emptyness стоит продраться хотя бы раз — чтобы испытать на себе все эти взрывы внезапного около-deveikuth-хардкора, надсадной пианинности анимешных опенингов и этнических напевов.

Размеренными шагами левиафана Lone Wanderer преодолевает скорбную холодную пустошь безвременья.

My Death Belongs To You прекрасно подойдет для похорон.

Сырой звук Telluric Effluvium больше подойдет не для похорон, но для копания могил в тяжелой, сырой от дождей глинистой земле поздним октябрем на Бадалыке.

Vacant Eyes ничем не запоминается, довольно обыденно все, не зацепиться.

Womb of Ahs миксует с блэком.

Bacterium капельку порадовал и немного удивил чем-то около-арт-прог-авангардовым, кишащим и булькающим, нетривиальным, внежанровым в медленном. Интригующий дебют. Тег: rotting heavy.

В один котёл намешал глубинный black и funeral на декабрьском релизе Gravkvade. Пристойно и более чем слушабельно с этими вставками из Бергмана.

Shattered Hope завели стандартную машинерию doom death без приключений, но крепкую, да.
Deetz

(no subject)

Россия бесчеловечно огромна. Автобус без конца сворачивает с трассы направо, пересекает лес и выезжает к очередной деревне. Вода в озере подожжена закатным солнцем, мужчины гоняют облезлый футбольный мяч на площадке под окнами трехэтажного кирпичного общежития, пока в наушниках Зорн наматывает себя вокруг саксофона. Здесь тоже живут люди. Автобус разворачивается на главной площади, собирает бабушек и возвращается на трассу. Названия сверкают, что сверхновые. Красный пахарь. Инжуль. Миндерла. Куда-то влево рванулись столбы линии электропередачи. И там тоже живут люди. На каждой остановке они дополняют нашу разношерстную компанию. Краснолицые, пусть на дворе только май и солнца толком еще не было.

А в остальном сегодня свой среди мнимых чужих. Тоже неопрятен, растрепан, остатки волос разметаны ветром, пыльные кроссовки, сальные манжеты. Где то в толпе ребятишек, окутанных пылью отъезжающего автобуса, уже могли бы быть мои карапузы. Сам мог сидеть на этом мотоцикле и гарцевать по улице Советской. Вести "Жигули" без бамперов и фар под оглушительный грохот прицепа с наполовину сгнившей ржавой газовой или электрической плитой в нем.

Широколицый мальчонка десятый раз подряд забрался на памятник погибшим во Второй мировой. Десятый раз подряд молодая мама в сером тренировочном костюме отвесила мальчонке подзатыльник, тем самым только распалив будущего воина бутылки. Вряд ли ему суждено вырваться из окружения покосившихся щербатых заборов.

Основной целью ограждения чаще всего было предупредить разброд скотины, равно как и не допустить, дабы чужая скотина на территорию проникала и уничтожала посевы. Забор — пассивное средство обороны от скота. Нет скота, не нужны и заборы. Откуда же тогда столько заборов в городской черте? Коров и овец в городах не держат довольно давно. Скота же все равно в достатке.

Видения прошлого, настоящего и будущего соединились в сознании, образовав расплывчатую картину. В ней нет ясности, из нее нельзя почерпнуть тайное знание, она не содержит ответов на вопросы. Скорее, только больше запутывает. Разрозненные и обрывочные знания рвут носителя на части даже более яростно, чем ребедь, лук и щака. Летящие из под топора дровосека-правдоруба щепки вонзаются прямо в открытый мозг, череп давно раскроен монотонностью дрона. Раны воспаляются. Гной течет по лбу и щекам, застит глаза, заливает уши. Голова болит непереносимо, общедисциплинарную биологическую правду развращенному интеллектуальным гедонизмом сознанию принять невозможно. TTGL страшен в своей правоте насчет безудержной разрушительности созидательной энергии спирал(и)(ьных существ). Оккам, все тео-, фило- и -софские учения противоречиво сходятся в одном, сами того не осознавая. Стремящееся к бесконечности количество решений одной и той же задачи по сути своей является одной единственной функцией, записывается одним выражением. Как это ни подло, пошло, плоско, противно, ужасно, отвратительно, омерзительно.

Жизнь.