Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Deetz

(no subject)

Россия бесчеловечно огромна. Автобус без конца сворачивает с трассы направо, пересекает лес и выезжает к очередной деревне. Вода в озере подожжена закатным солнцем, мужчины гоняют облезлый футбольный мяч на площадке под окнами трехэтажного кирпичного общежития, пока в наушниках Зорн наматывает себя вокруг саксофона. Здесь тоже живут люди. Автобус разворачивается на главной площади, собирает бабушек и возвращается на трассу. Названия сверкают, что сверхновые. Красный пахарь. Инжуль. Миндерла. Куда-то влево рванулись столбы линии электропередачи. И там тоже живут люди. На каждой остановке они дополняют нашу разношерстную компанию. Краснолицые, пусть на дворе только май и солнца толком еще не было.

А в остальном сегодня свой среди мнимых чужих. Тоже неопрятен, растрепан, остатки волос разметаны ветром, пыльные кроссовки, сальные манжеты. Где то в толпе ребятишек, окутанных пылью отъезжающего автобуса, уже могли бы быть мои карапузы. Сам мог сидеть на этом мотоцикле и гарцевать по улице Советской. Вести "Жигули" без бамперов и фар под оглушительный грохот прицепа с наполовину сгнившей ржавой газовой или электрической плитой в нем.

Широколицый мальчонка десятый раз подряд забрался на памятник погибшим во Второй мировой. Десятый раз подряд молодая мама в сером тренировочном костюме отвесила мальчонке подзатыльник, тем самым только распалив будущего воина бутылки. Вряд ли ему суждено вырваться из окружения покосившихся щербатых заборов.

Основной целью ограждения чаще всего было предупредить разброд скотины, равно как и не допустить, дабы чужая скотина на территорию проникала и уничтожала посевы. Забор — пассивное средство обороны от скота. Нет скота, не нужны и заборы. Откуда же тогда столько заборов в городской черте? Коров и овец в городах не держат довольно давно. Скота же все равно в достатке.

Видения прошлого, настоящего и будущего соединились в сознании, образовав расплывчатую картину. В ней нет ясности, из нее нельзя почерпнуть тайное знание, она не содержит ответов на вопросы. Скорее, только больше запутывает. Разрозненные и обрывочные знания рвут носителя на части даже более яростно, чем ребедь, лук и щака. Летящие из под топора дровосека-правдоруба щепки вонзаются прямо в открытый мозг, череп давно раскроен монотонностью дрона. Раны воспаляются. Гной течет по лбу и щекам, застит глаза, заливает уши. Голова болит непереносимо, общедисциплинарную биологическую правду развращенному интеллектуальным гедонизмом сознанию принять невозможно. TTGL страшен в своей правоте насчет безудержной разрушительности созидательной энергии спирал(и)(ьных существ). Оккам, все тео-, фило- и -софские учения противоречиво сходятся в одном, сами того не осознавая. Стремящееся к бесконечности количество решений одной и той же задачи по сути своей является одной единственной функцией, записывается одним выражением. Как это ни подло, пошло, плоско, противно, ужасно, отвратительно, омерзительно.

Жизнь.